Доклад: Волошин Максимилиан Александрович

Название: Волошин Максимилиан Александрович
Раздел: Биографии

Годы жизни: 28.05.1877 — 11.08.1932

Настоящая фамилия — Кириенко-Волошин. Родился в Киеве. Отец – Александр Максимович Кириенко-Волошин, служил юристом в чине коллежского советника. Мать — Елена Оттобальдовна, урожденная Глазер. После размолвки с женой отец Волошина умер в 1881 г. С матерью же до конца ее жизни Волошин поддерживал не только сыновние, но и творческие отношения. Занимаясь в детстве с гувернером, Волошин заучивал латинские стихи, слушал его рассказы по истории религии, писал сочинения на сложные литературные темы. Обучался затем в гимназиях Москвы и Феодосии. Переезд в Коктебель в 1893 г., где мать купила дешевый по тому времени участок земли, во многом предопределил творческую судьбу начинающего поэта (его первые стихотворные опыты — 1890 г., первая публикация—в сборнике «Памяти В. К. Виноградова» (1895). Сразу же запали в душу поэта «историческая насыщенность Киммерии и строгий пейзаж Коктебеля». По семейной традиции в 1897 г. Волошин поступил на юридический факультет Московского университета, хотя мечтал об историко-филологическом. Учеба не раз прерывалась. В феврале 1899 г. Волошин был исключен из университета на год за участие в «студенческих беспорядках» и выслан в Феодосию. После восстановления окончательно бросил университет и занялся самообразованием. Он писал: «Ни гимназии, ни университету я не обязан ни единым знанием, ни единой мыслью». Зато плодотворным для духовного формирования Волошина оказалось знакомство с европейскими странами, где он из-за скудных средств передвигался пешком, ночевал в ночлежных домах (Италия, Швейцария, Германия, Франция, Греция, особо полюбившаяся ему Андорра). Не менее важным стало полуторамесячное пребывание в Средней Азии после исключения из университета (1899—1900). «1900 год, стык двух столетий, был годом моего духовного рождения. Я ходил с караванами по пустыне. Здесь настигли меня Ницше и «Три разговора» Вл. Соловьева. Они дали мне возможность взглянуть на всю европейскую культуру ретроспективно — с высоты азийских плоскогорий произвести переоценку культурных ценностей… Здесь же создалось решение на много лет уйти на Запад, пройти сквозь латинскую дисциплину формы» – писал поэт в своих воспоминаниях. С 1901 г. Волошин обосновывается в Париже. После «годов странствий» (так определил семилетие 1898—1905 гг. сам Волошин) начинаются «годы блуждания» (1905—1912): увлечение буддизмом, католичеством, оккультизмом, масонством, антропософией Р. Штейнера. Оказавшись в январе 1905 г. в Петербурге, Волошин стал свидетелем Кровавого воскресенья, но революция, по его признанию, прошла мимо него.

Попеременно живя в Париже, Петербурге, Москве, Волошин активно участвует в литературной жизни России. Выходит первая книга его стихов («Стихотворения», 1910), он сотрудничает в журнале символистов «Весы» и акмеистов «Аполлон». Из-за тяги к розыгрышам Волошина происходит мистификация с Черубиной де Габриак, приведшая к его дуэли с Н. Гумилевым (1909). Лекция и брошюра «О Репине» (1913), где Волошин восстал против натуралистической тенденции в искусстве, обернулись для него отлучением от публикаций. Летом 1914 г., увлеченный идеями антропософии, Волошин приезжает в Дорнах (Швейцария), где вместе с единомышленниками приступает к постройке «Гетеанума» — храма святого Иоанна, символа братства народов и религий. На разразившуюся тотчас мировую войну Волошин откликнулся и стихами (книга «Anno mundi ardentis», 1915), и прямыми высказываниями, выступив ее противником. Он даже отправил письмо военному министру, где заявил об отказе служить в царской армии. Углубившись в основы русского национального самосознания, завершив книгу о В. Сурикове (полностью опубликована в 1985), в 1917 г. Волошин окончательно оседает в Коктебеле. Если Февральская революция была воспринята им «без особого энтузиазма», а после окончательного разуверения в ней Октябрьский переворот как историческая неизбежность, то гражданская война не могла найти оправдания в его сердце. Волошин занимает позицию «над схваткой», спасая в своем доме в Коктебеле и красных, и белых. В 1920—1930 гг. в литературные баталии не вступал. Умер в возрасте 54 лет. Похоронен на холме Кучук-Енишар близ Коктебеля.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.