Доклад: Случевский К.К.

Название: Случевский К.К.
Раздел: Биографии

Константин Константинович Случевский (1837-1904)

Поэзия Константина Константиновича Случевского принадлежит двум эпохам. Его дебют в «Современнике» в 1860 г., восторженно встреченный Ап. Григорьевым, Тургеневым, был осмеян прогрессивной критикой. Случевский надолго уходит из литературы, изучает философию и естественные науки, служит в Главном управлении по делам печати, в министерстве государственных имуществ; он приближен ко двору, имеет чин камергера. В свите великого князя путешествует по северу и северо-западу России и оставляет живо написанные, богатые фактами очерки.

С 80-х годов Случевский вновь выступает как поэт, в 1898 г. выходят в свет его сочинения в шести томах стихов и прозы. На переломе веков он уже признанный мэтр, окруженный учениками и почитателями; среди постоянных посетителей его «пятниц» молодые Брюсов, Бальмонт. Символисты охотно печатают Случевского в своих альманахах. В «Северных цветах» И. Коневской дает восторженную характеристику Случевскому — «единственному в своем роде из русских поэтов по буйной яркости, размаху и причудливой изощренности своей живописи»; Брюсов пишет о нем статью, назвав ее «Поэт противоречий». В 1902 г. выходит сборник стихов «Песни из «Уголка»». Последние циклы стихов — «Загробные песни» и «В том мире» («Русский вестник», 1902-1903).

Темы Случевского — безвременье, жизнь-сон «пролгавшихся людей» с окаменевшей, «убывающей» душой. Содержанием его поэзии становится состояние дисгармонии и разлада. Он определяет себя как поэта диссонансов («смех в рыдании и тихий плач в веселии»). Точная предметная деталь соседствует со свободной фантазией, а фантастические видения обладают вещественной пластичностью. Прозаическую, обиходную речь сменяет размашистая метафоричность. При этом ему свойственны печальная искренность и «тон какого-то своеобразного простодушия» (Вл. Соловьев). Характерная черта поэзии Случевского — материализация духовного, оплотнение невещественного, ощущение неба, тумана, облаков, ветра как плотной материальной среды (даже тени «лежат, навалившись одни на других»).

Случевского привлекает состояние «переходности». Он фиксирует грани сна и яви, ясного сознания и безумия, фантазии и реальности, ночи и утра, наконец, жизни и смерти, пытаясь разгадать, «в чем смысл срединного мгновенья» («Но неизведанная тайна,/Потемки — самый переход»). К этой пограничной ситуации, «между жизнью и смертью» поэт подходит аналитически, соединяя шестидесятнический рационализм и доверие к науке с верой в потустороннее бытие. Цикл стихов «Загробные песни» для Случевского — выполнение своего рода нравственной задачи.

LUX AETERNA *

Когда свет месяца бесстрастно озаряет

Заснувший ночью мир и всЕ, что в нем живет,

Порою кажется, что свет тот проникает

К нам, в отошедший мир, как под могильный свод.

И мнится при луне, что мир наш — мир загробный,

Что где-то, до того, когда-то жили мы,

Что мы — не мы, послед других существ, подобный

Жильцам безвыходной, таинственной тюрьмы.

И мы снуем по ней какими-то тенями,

Чужды грядущему и прошлое забыв,

В дремоте тягостной, охваченные снами,

Не жизнь, но право жить как будто сохранив…

* Вечный свет (лат.). — Ред.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.