Доклад: Антокольский Марк Матвеевич

Название: Антокольский Марк Матвеевич
Раздел: Биографии

Годы жизни: 1843г. — 1902г.

Крупнейший скульптор России второй половины XIX века Марк Матвеевич Антокольский родился в 1843 году в небогатой многодетной еврейской семье. Ночами, вместо отдыха после изнурительной работы в трактире, где он помогал отцу, тайком от окружающих, которым было чуждо его влечение, мальчик отдавался любимому занятию — лепил или вырезал небольшие фигурки. Впоследствии его все же определили учеником в мастерскую резчика по дереву. С 1862 года он — вольнослушатель Петербургской Академии художеств. В Петербурге художник сближается с И. И. Шишкиным, В. М. Васнецовым, И. Н. Крамским, В. В. Стасовым, А. Н. Серовым, М. П. Мусоргским, становится другом И. Е. Репина. Учился Антокольский в классе Н. С. Пименова, а после его смерти у гравера и скульптора И. И. Реймерса. Уже первые горельефы «Еврей — портной» (1864, ГРМ) и «Еврей — скупой» (1865, ГРМ), отмеченные Второй и Первой серебряными медалями, показали жизненность и реалистичность произведений художника. «Таких вещей, — писал В. Стасов, — у нас еще, кажется, никто до сих пор не пробовал делать: нашим скульпторам все некогда было заниматься такими пустяками… как жизнь и правда, им надо было парить в заоблачных пространствах, в аллегориях… Но теперь большое было бы счастье для нашей скульптуры, если бы пример г. Антокольского не замер в пустыне».

Психологизм, свойственный первым жанровым работам, Антокольский не утрачивает и когда обращается к историческому сюжету в горельефе «Нападение инквизиции в Испании на евреев, тайно справляющих Пасху» (1869, ГТГ).

Вехой в творчестве Антокольского явилась статуя «Иван Грозный» (1871, бронза, ГРМ; мрамор, ГТГ; гипс, Кенсингтонский музей, Лондон), экспонированная на Первой передвижной выставке. Образ «мучителя и мученика», как называл Ивана Грозного Антокольский, безусловно, сложился под влиянием передового национального искусства и литературы. Успех произведения был грандиозным. Академия удостоила Антокольского звания академика: о нем заговорили как о мастере, явившемся в русское искусство «с таким необычайным почином, который есть следствие не одного только крупного таланта, но гораздо еще более, выражением крупной души и своеобразнейшей мысли». Лишенная канонической риторики, скульптура «Иван Грозный» по-настоящему драматична реалистической передачей «духа могучего, перед которым трепетала вся русская земля».

Триумф Антокольского был необычайным. Толпы народа осаждали Академию, где выставили скульптуру. Восторженные строки посвятили автору И. С. Тургенев и В. В. Стасов. В 1871 году, после окончания Академии, по состоянию здоровья Антокольский вынужден отправиться за границу — в Рим и Париж, оттуда он лишь изредка приезжает на родину. Но помыслы и привязанности скульптора по-прежнему обращены к России. «Вся душа моя принадлежит той стране, где я родился и с которой свыкся. На севере сердце мое бьется сильнее. Я глубже там дышу и более чуток ко всему, что там происходит. Вот почему, что бы я ни сделал, будет всегда результатом тех задушевных впечатлений, которыми матушка-Русь вскормила меня», — писал Антокольский В. В. Стасову.

По приезде в Рим Антокольский работает над статуей Петра I, задуманной еще в России. Цельность, энергия, порыв присущи этому произведению, в котором воплотились характер великого реформатора и эпоха подъема России, «мужавшей с гением Петра». Эта статуя послужила основой для создания памятников в Таганроге, Архангельске; уменьшенный вариант статуи находится в Петергоф, бронзовыми экземплярами представлена эта работа в Третьяковской галерее и Русском музее. Сравнение двух, почти одновременно созданных, произведений—»Иван Грозный» и «Петр I» — наглядно показывает, как скульптор сумел найти разные художественные средства для воплощения ярких образов представителей этих переломных в истории России эпох.

Одновременно с работой над статуей Петра I Антокольский выполнил для Александровского моста через Неву эскизы конных статуй Ярослава Мудрого, Дмитрия Донского, Ивана III, которые должны были стать своеобразной «скульптурной галереей» крупнейших русских исторических деятелей. Претворить этот замысел в жизнь, однако, не удалось, так как архитектурный проект не утвердили. Этой работой словно подведен итог первому периоду деятельности скульптора. Теперь Антокольского влекут новые герои, новые характеры. «Сильный драматизм, кипучесть, волнение и порыв отныне не принадлежат более к числу мотивов его произведений, — писал В. В. Стасов. — Прежняя бурная активность его героев исчезла, она сменяется благодушной пассивностью, впрочем полною поэзии, человечности, светлой душевности, негодования к злу и неправде». Первым в ряду новых образов предстает «Христос перед судом народа» (1874, бронза, ГРМ; мрамор, ГТГ). По словам скульптора, его Христос дан таким, каким он «представляется в XIX веке». Не случайно к этому образу обратились Крамской, Ге, Поленов и другие. В образе, созданном Антокольским, — трагизм «реформатора, восставшего против фарисеев и саддукеев», который стоит перед судом тех, кого он защищал и кто его не смог понять. В облике Христа — немой укор: «Что вы со мной сделали?» и решимость убежденного проповедника: «Но делайте со мной, что хотите, все-таки я убежден, я верю в чистую веру, что истина, любовь восторжествуют». Вместе с тем, созданный скульптором герой внешне спокоен. В этом и есть подлинная сила высокого чувства, проникающего в тайники человеческой души. К такой «трудной простоте» образа и стремится Антокольский: «В статуе я хотел создать тишину и глубину, внешнюю простоту с внутренней глубиной…» При всем различии характеров в героях произведений Антокольского есть нечто общее — это стремление к истине и утверждение ее, подчас ценою собственной жизни. Таковы «Смерть Сократа» (1875, мрамор, ГРМ) и «Спиноза» (1882, мрамор, ГРМ). Как антитеза у скульптора еще в 1874 году возникает замысел создать образ Мефистофеля. Его «Мефистофель», названный ранее «XIX век» (1883, мрамор, ГРМ; уменьшенное повторение — мрамор, ГТГ), —не столько воплощение всеобщего зла, сколько олицетворение мучительного сомнения и неверия; угловатые, резкие формы, полное сарказма лицо придают образу особую выразительность.

В этот период Антокольский работает и в жанре мемориальной скульптуры. Одно из его наиболее проникновенных произведений надгробие М. А. Оболенской на кладбище в Риме (1874, гипс, проект, Научно-исследовательский музей Академии художеств). Скульптор был потрясен кончиной девушки, ум и добродетель которой он высоко ценил; потому в памятнике и выражено сильное и искреннее чувство. Большое значение скульптор придавал портрету. В июне 1873 года он писал Стасову из Рима: «…У меня явилась мысль сделать бюсты всех замечательных людей, которые есть у нас на Руси… А, право, я убежден, что подобные бюсты гораздо большее значение могут иметь для потомства, чем разные памятники, которые ставят у нас на площадях. Все они ложны и вычурны…» Антокольским выполнены портреты В. В. Стасова (1873, мрамор, ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина), И. С. Тургенева (1880, гипс тонированный, ГРМ), М. Е. Салтыкова-Щедрина, А. Н. Половцева, С. П. Боткина, С. И. Мамонтова и других.

В 80-е годы Антокольский вновь обращается к исторической теме. Вдохновленный образом пушкинского Пимена, скульптор создает статую «Нестор-летописец» (1889, мрамор, ГРМ). В 1891 году он завершает еще две работы—майолику «Ярослав Мудрый» (ГРМ) и бронзовую статую «Ермак» (ГРМ). В обоих образах Антокольский также видел тех, кто определял «будущность России». Если Ярослав — средоточие напряженной, ищущей мысли, при внешнем спокойствии облика, то «Ермак» — весь — мощное движение. Закованный в тяжелую броню, с секирой в могучей руке, он словно шагнул вперед по пути суровой борьбы, которую уготовила судьба легендарному покорителю Сибири. «Мне хотелось в нем выразить русскую смелость, удальство, при полной бодрости, силе», — писал скульптор В. Стасову.

В 1893 году в Петербургской Академии художеств была развернута невиданная ранее по объему персональная выставка произведений Антокольского. Но многие его работы остались непонятыми; подвергался он также откровенным нападкам недоброжелателей, выступавших в прессе. Несмотря на поддержку В. Стасова, скульптор тяжело переживает все это и в гнетущем состоянии покидает Петербург.

В Париже Антокольский работает в скульптуре малых форм («Сон», «Мечта», «Русалка», «Спящая красавица»).

М. М. Антокольский умер в июне 1902 года. Смерть застала его в Германии, похоронен скульптор в Петербурге на Преображенском кладбище.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.